Trailer's Mashine

Фотосессии знаменитостей, кино трейлеры онлайн, фотосессии звезд, кино трейлеры, celebrity, трейлеры к играм

Хавьер Бардем (Javier Bardem) о фильме «Любовь во время холеры» / Love in the Time of Cholera

javier-bardem.jpg

38-летний испанец Хавьер Бардем, Оксароносец, 2008, победивший в номинации "Лучшая мужская роль второго плана" за (”Старикам тут не место“), в настоящее время переживающий бурный роман с Пенелопой Крус, сыграл одну из своих самых романтических ролей в фильме "Любовь во время холеры", экранизации книги Габриэля Гарсии Маркеса - истории безответной любви, длившейся более полувека.Верите ли вы в романтическую любовь, подобную той, что испы­тывает ваш персонаж?

crusandbardem.jpg

Хавьер Бардем с Пенеполой Крус на вручении премии Оскар, 2008 (он еще не знает, что буквально через час получит Оскар :))

Полагаю, мы все в это верим, иначе зачем просыпаться по утрам? Мы все с изумлением и восторгом говорим о людях, способных любить друг друга целых полвека, вау! Несмотря на все перипетии, которые могут произойти в их жизни за столь долгий период времени. По-моему, мой герой символизирует вполне определенную идею, ведь фильм – это история о любви к женщине, добиться которой челове­ку не по силам. В романе очень красиво изображено то, как мужчина хранит чувство, посетившее его впервые в четырнадцать лет. Как эта большая любовь изо дня в день помогает ему жить. Это, несомненно, магическое чувство, и сотни его интрижек – лишь попытка отыскать свою истинную возлюбленную в каждой из женщин. Я не думаю, что когда-либо существовало хотя бы бледное подобие такой все­поглощающей любви. Но всем нам хочется в это верить.

Как с возрастом изменился ваш взгляд на романтику? Допустим, для подростка романтика — это накал страстей, а взрослый человек мыслит иначе...

Пожалуй. Но самое необычайное в этой книге – надеюсь, нам удалось передать это на экране – что герой так и не изменился, он тот же самый. Всякий раз, когда он видит свою возлюбленную, его как громом поражает. Эта роль – своего рода вызов. Мне постоянно приходилось акцентировать внимание на том, что мой герой в свои сорок, шесть­десят и семьдесят пять лет невинен, как маленький ребенок.

Вы читали эту книгу Габриеля Гарсия Маркеса в юности?

Мне как раз и было четырнадцать, когда я увидел на тумбочке у сест­ры этот роман. Я тут же схватил книгу, сестра закричала: «Положи на мес­то!» – но не тут-то было. Девяносто процентов я тогда, конечно, не понял, но меня полностью загипнотизировали описания Колумбии. Кажется, это было мое первое путешествие при помощи кни­ги – меня словно перебросили в другую страну. Я, конечно, следил за сюжетной линией, но в конце концов все равно увяз в описаниях вкусов и запахов фруктов. Это же Маркес! За время киносъемок, обдумывая свою роль, я прочитал книгу два раза, но в конце концов, перелистнув последнюю страницу, сказал себе: «Пора уверовать в собственную интуицию. Ты не можешь согласовать свое прочтение образа с тем, как его воспринимают миллионы людей. Это заведомо проигранная битва. А раз так, то надо положиться на свое чутье и воображение».

Но движущей силой для вас все же осталась любовь?

Ну да – любовь к нам, какие мы есть, к тому, что мы делаем. К тем, кого мы любим.

Вас когда-нибудь волновало то, что происходит с бывшими возлюбленными — и в фильме, и в жизни?

Годы идут, мы стареем, становимся более сентиментальными, начинаем рефлексировать, верно?

По-вашему, любовь — это болезнь?

Определенно. Я уверен, что можно провести параллель между любовью и холерой – и то и другое сопряжено с чувством умирания. Умирания от заразы и умирания от страданий неразделенного чувства. Ну да, любви всегда сопутствует боль.

В книге ясно дано понять, что при всех своих многочисленных увлечениях герой сохраняет верность одной женщине. Как вы считаете, это удалось передать на экране?

Не знаю. Трудность в том, что говорит он одно, а делает совершенно противоположное. В книге он произносит фразу, которая, кажется, в итоге не попала в фильм: «Я могу ее обмануть, но изменить ей – никогда». Каждая его любовница приближает ге­роя к предмету его пожизненной страсти – по крайней мере, именно так ему кажется.

Все говорят, что вы вживались в роль по особому методу, даже мучили себя. Это правда?

Я мучился вместе с моим персонажем. Все актеры без исключения стремятся к макси­маль­ной достоверности, но добиваются ее по-разному. Но будем чест­ны: творческая боль не похо­жа на реальные страдания.

Вам было интересно постепенно стареть по ходу фильма?

Не очень. Приходилось мно­го гримироваться, а это, учи­тывая 80-про­центную влажность воздуха в Колумбии, где шли съемки, не очень-то приятно. Гример был настоящий мастер, мы даже аплодировали ему. Но сто­ило выйти из фургон­чика на улицу – как грим начинал течь.

Каково было работать в Картахене?

Прекрасно! Жалко, что я не смог узнать Колумбию получше, ведь мы трудились шесть дней в неделю. Было тяжело: материал непростой, снимали быстро, по многу часов подряд, на жаре. Один и тот же коротенький диалог, бывало, переснимали до помутнения мозгов... Единственное, что я понял про Латинскую Америку, так это то, что люди там умеют жить и радоваться жизни.

Вы лично знакомы с Маркесом?

Мне посчастливилось дважды говорить с ним по телефону. Он дал мне очень ценные советы в смысле трактовки образа. «Мой герой, – сказал писатель, – ни разу в жизни не повысил голоса. Он из тех, кто ни за что не станет привлекать к себе внимание. В нем есть что-то от бездомной собаки – подобно этим несчастным псам он вызывает желание о нем позаботиться. Потому что по всему его виду, даже по походке, заметно, как ему не хватает любви».

Вам не кажется, что именно это свойство помогло вашему герою переспать с шестью сотнями женщин?

По-моему, женщины – они все чокнутые. В том смысле, что они могут разглядеть в мужчине нечто совсем уж непонятное (смеется). Я даже сказал режиссеру: жаль, что в фильме нет шестисот женщин, а ведь как можно было бы все это показать!

Вы вели на съемках дневник?

Нет, я ведь, по правде говоря, почти не умею писать. В том смысле, что у меня ужасный почерк.

Значит, от вас любовных писем не дождешься?

В конверте – нет. Только по электронной почте.

Чем вы занимаетесь в свободное время?

Тем же, что и все остальные: общаюсь с друзьями, гуляю, читаю. И еще сплю. Кстати, сон – чертовски хорошая штука! Всем рекомендую.

София Лорен хотела работать с вами. Вы слышали, что, по ее мнению, вы у нас — новый Мастроянни?

О боже мой! Не хватало нам только нового Мастроянни!

Трейлер к фильму "Любовь во время холеры" / Love in the Time of Cholera можно посмотреть тут

One comment

Добавить комментарий